vogue

легко видеть, что определитель данной матрицы равен нулю

Вот это то, что и есть натуральная ирония судьбы - снова столкнуться с  линейной алгеброй (с таким-то юзернеймом как-то даже не удивительно). Снова вот, давай, вспоминай, как считать определитель (скриип ржавого мозга), что такое дополнительный минор (без шансов) и какие матрицы суть невырожденные. Линейные комбинации и так далее. Чего-то есть все же в линейке завораживающее. Магическая какая-то геометрия, со всеми этими мнимыми единицами, преобразованиями квадратов в параллелограмы и т д. Декомпозиция  эта сингл вэлью. Офигенная элегантность, как можно матрцы эти с определителями довольно ловко к любой фигне применить. И насколько нужно быть психом гением, чтобы сформулировать теорию определителей-то, а. Неизбывно поражает мое воображение. Вот где этот брейни из э нью секси. Не придумали еще ничего сексуальнее.

Ну и конечно, круто, что на каком-то четвертом десятке лет пригодились все эти фигни. 
vogue

опасности и прекрасности Средней и Южной Далмации. Часть 1.

Родители приезжали и мы совершили очередное турне, потому что, как известно, на море очень хорошо в несезон. В Среднюю и чуть-чуть в Южную Далмацию.
Континентальная Средняя Далмация для меня совсем терра инкогнита, на островах я была, а на континенте - нет, ну кроме Сплита (ну и правильно, кто ж летом на континент поедет, когда есть острова).ПРЕКРАСНЫЕ ФОТО СПЕШИТЕ ВИДЕТЬCollapse )
vogue

Кимоно: не по делу на голое тело

Оригинал взят у shakko_kitsune в Кимоно: не по делу на голое тело
В конце XIX века в Европу стали ввозить кимоно вагонами. Все японское было было модным, под Японию подделывались, стиль этот назывался "жапониз" ("японщина" по-французски).

Взглянем на один аспект этой истории: художники радостно бросились писать картины с женщинами, наряженными в красочные восточные "халаты". Делали они это в традиционной западной манере -- реалистичной, с объемом и светотенью (импрессионисты тоже). Эффект для сегодняшнего зрителя оказывается странным.




Ведь поток информации у тех авторов, разумеется, был не сравним с нынешним -- информации поступало об Японии достаточно мало. У нас же сегодня глаз привык к японской графике, мы знаем, как в искусстве "должна" выглядеть женщина в кимоно. Поэтому те картины середины XIX - начала XX веков кажутся немного забавными, наивными, а порой даже нелепыми.

Read more...Collapse )

vogue

(no subject)

Первое, что бросается в глаза в Хорватии после Франции - это насколько плохо тут женщины одеты и накрашены. Убеждена, что так бросается прежде всего, потому, что хорватки одеваются и красятся таки с претензией на «выглядеть красиво» (в отличие от, например, немок, которые, в массе, просто одеты удобно и не выпендриваются и потому выглядят в сто раз лучше).

Адские юбочки с оборочками (в сочетании с хорватскими рублеными лицами выглядит просто смешно), или все в обтяжку, завитые локоны, залитые лаком прически, перекраска средиземноморских черных волос с блонд, слои штукатурки на лице, все такое пипец натужное и сложносочиненное, на драной козе не подъехать. И ведь Х. еще не самый трешовый треш, между прочим.
хоть ненадолго

(no subject)

Поймала себя на типичном стокгольмском синдроме по отношению к начальству. "Ой, он так о нас заботится, ой посидели вместе посмеялись" и тд. Штука в том, что наш шеф, конечно, душка, особенно со стороны, а на самом деле - очень, очень расчетливый кент. Будет заливаться соловьем как все угарно и прекрасно, но никогда нельзя забывать, что он очень откровенно имеет в виду только свою личную выгоду и не ловиться на улыбочки и гнуть свою линию и будет нам счастье. Бесплатный сыр ясно где.
Хотела тут поставить наше большое лабораторное совместное фото из Сплита, но его, ять, нигде не найти почему-то. Ну вот ссылка на наших, если интересно кому. Четвертый год уже с ними работаю, а Мария П и Люся вообще даже в ЖЖ, кажется, у меня уже появлялись.
vogue

корабль современности

Вот мне интересно, как можно всерьез, не имея в виду троллинг, в 2017 году писать что-то вроде "рэп батлы смотрят только дегенераты, тупое стадо итэдэитэпэ". Ну такова объективная реальность, что версус Оксимирона с Гнойным - событие месяца. И, раз в общем, столько людей, образованных как гуманитарно, так и технически считают батлы родом словесного искусства, что ну можно уж немного задуматься, что, наверное, все-таки это не та ситуация, что "тупое стадо хрюкает в луже, я в одеждах белых на горе медитирую", а какая-то штука происходит, в которую вы не въезжаете. Ну не въезжаете и не въезжаете, на здоровье. Оставить бы это в покое и наслаждаться тем, что по нраву. Но нет, надо влезть везде, бегать кругами, хватать каждого за штанину и призывать покаяться, и доносить до всех свое очень авторитетное мнение. Это вот тот же тип людей, который приходит и ноет "а чо ты меня забанила, у нас свобода слова". Да надоел, вот и забанила. Не тебе рот заткнула, а себе уши вообще-то. Поступал бы так же, глядишь, нервная система бы целее была.
хоть ненадолго

церковь в дюнах

У командующего отправкой войск домой - полевой бинокль практически как тот, что у меня дома, у Тома Харди летная куртка такая же, как старая дедова летная, которую я себе перешила в огламуренном варианте не без помощи Сени (и это реально самая теплая куртка, которую можно придумать), пляж - ну знаю я этот пляж, от Нормандии до Калининграда он один, широкий, плоский, желтый, пустой. Ветром гонима, ползет по нему зимняя пена и всегда ветер.
Первые кадры фильма - мой идеальный ад: плоскость пляжа, плоскость моря, плоскость пустого неба и шеренги людей в ожидании непонятно чего. Конца света, страшного суда, смерти. Я, как это всегда у меня с Ноланом происходит, уже это видела во сне когда-то давно, только у меня это был новосибирский метрополитен.
Это уже все написали, наверное, что диалогов в фильме практически нет, что врагов в кадре тоже нет, есть только обезличенная стихийная смерть, которая везде - на земле, в воздухе и в воде. Все стихии мутны, пусты и пропитанны гибелью. Все действия, в общем, ради процесса, а результат все время обесценивается - то стройными рядами идем на погрузку, то плывем с торпедированного судна обратно на берег, то забираемся на борт перевернувшегося корабля, чтобы с через пару минут спрыгнуть с него. Прячемся в трюме, чтобы через полчаса или сколько там истерически пытаться из него вылезти, затыкаем пробоины, чтобы их потом бросить. Все бессмысленно, все бесполезно, бежим, чтобы стоять на месте. Не пытайтесь покинуть Дюнкерк.
Не знаю уж, о чем это Нолан снимал, для меня это вышел фильм отчасти об одиночестве человека на войне, отчасти о людях, которые как могли, пытались с ним бороться - как командующий, оставшийся ради французов или как тот штатский дядечка, что упрямо не сворачивал с курса, не смотря на истерики Киллиана Мерфи.
хоть ненадолго

пора спасаться бегством

Короче, адова жара сводит меня с ума. Хочется зимы, морозов или хотя бы на море (я там была недавно, но лучше бы и не уезжала). В связи с этим продолжаю дивиться саториальным порядкам города З. Загреб, на минуточку, совсем не на море, но пляжные настроения летом тут не меньше, чем в каком-нибудь Сплите или Задаре. Все шлепают по городу во вьетнамках, например, во всякие там пафосные заведения, в кино, в пир и в мир. Я, в общем, уже попривыкла и хожу в таких шортах, в каких можно только на пляж, а я в них в кафе работаю. То, что можно, например, прийти на йогу в спортивном лифчике и лосинах и потом так же (завершая образ, естественно, вьетнамками) потопать домой через центр города-миллионника - это, бесспорно, удобно. Но вот то, что мужчины прутся в бассейн с оголенными торсами по улицам - это, конечно, трэш и мой ночной кошмар.
Собственно, ну чего такого во вьетнамках и спортивном лифчике? И все-таки я такой ансамбль на улицах Нска не представляю. Ну от пляжа можно до Клевера по Морскому дотопать босиком, если уж совсем лето в голову ударило.